?

Log in

No account? Create an account

May 13th, 2019

Манга Хокусая © фото nekoboxshop.com

История книги в странах синосферы отличается редким для иных культурных традиций сплавом литературы и искусства, точнее, словесности и изобразительности. Это восходит к основному принципу китайской культуры, в фундаменте которой лежит визуальное начало.


Концепция вэнь (яп. бун 文) подразумевает общую визуальную основу культуры – и письменность, и литературу, и узор. Написанное слово при этом имело графическую выразительность (калли-графичность), а нарисованным объектам была присуща большая или меньшая степень идеографичности. Таковая направленность культуры нашла выражение в формуле «триединство поэзии, каллиграфии и живописи» (詩書画三絶  сисёга сандзэцу).



Изображение лука – «Манга Хокусая», том 6, титульная страница

Это триединство можно проследить в самых разных текстовых стратегиях, объединявших слово и изображение в единое семиотическое целое – будь то картины-свитки с поэтическими надписями (詩画軸 сигадзику), горизонтальные свитки с дополнявшими друг друга словесными текстами и изображениями (絵巻物 эмакимоно) или иллюстрированными книгами, а то и просто книгами-картинками (絵本 эхон). Иногда визуализации подвергались те или иные ключевые иероглифы – например, Хокусай на титульной странице в Шестом выпуске своей Манга (выпуск преимущественно посвящен воинским искусствам) изобразил лук, представляющий собою стилизованный иероглиф «лук» (弓 юми). Впрочем, Хокусай был не первым, кто прибегнул к такой визуальной шутке: за столетие до него это сделал Татибана Морикуни во втором томе своей «Эхон сяхобукуро» (1710).


Вообще, «Манга Хокусая» – это не столько новаторское произведение, рожденное гением необыкновенного во всех отношениях мастера, сколько обобщение и итог многовековой традиции визуальных текстов. В этом отношении ее безусловно следует назвать первой – но не по оригинальности и новаторству (хотя и это в ней в избытке), сколько по всеобъемлещему синтезу предшествующего опыта и качеству исполнения.


Рассмотрим кратко историю книг-картинок, на которые опирался Хокусай. Можно выделить четыре большие группы:




  1. книжки с рисунками комического содержания и/или гротескного (карикатурного) характера;

  2. сборники китайских и японских классических сюжетов и иконографических образцов, которые часто служили пособиями для начинающих художников;

  3. руководства по рисованию самого разного содержания от образцов растений до схематических моделей животных или пейзажей;

  4. иллюстрированные энциклопедии и словари и всевозможные тематические сборники.


Первая группа имеет большое значение не только для хокусаевой Манга, но и для манга 20 в., а ее история, как считает Исао Симидзу, «все еще недостаточно хорошо известна широкой публике в Японии» [4, с. 62]. Сам Симидзу возводит истоки комической манга к началу 18 в., к книжкам карикатур тоба-э 鳥羽絵, имеющих отдаленный прообраз в знаменитом свитке 12 в., приписываемому Тоба Содзё̄ 鳥羽 僧正 с проделками животных («Тё̄дзю̄ гига» 鳥獣戯画). Видными представителями этого стиля были Такэхара Сюнтёсай竹原春潮斎 (первая пол. 18 в.) и Хасэгава Мицунобу長谷川光信 (сер. 18 в.). Стиль тоба-э отличали гротескные и обычно сатирические рисунки с тощими фигурами, напоминающими палки (см. например, в книге «Тоба-э оги-но мато» 鳥羽絵扇の的, «Веер-мишень в стиле тоба-э», художник О̄ока Сюнбоку 大岡春卜, издатель Тэрада Ёэмон, 1720) или «Тоба-э сангокуси» (鳥羽絵三国志, «“Троецарствие” в стиле тоба-э») этого же художника, а также еще более живые композиции Сюнтё̄сая в книге «Тоба-э акуби домэ» 鳥羽絵欠び留 («Юмористические картинки, от коих не заскучаешь», 1720, второе издание 1793) — Хокусай вполне мог знать его. Хокусай сам редко прибегал к этой манере, хотя здесь можно привести пример с его книжкой «Фӯрю̄ одокэ хякку» 風流戯百句 («Сто стихов с шутками в шаловливой манере», ок. 1811). Некоторые сюжеты оттуда близко напоминают юмористические страницы из Двенадцатого выпуска Манга (см. XII-7l-8r). Еще больше у него совпадений с тоба-э в мотивах, и, главное, в гротескной пластике фигур со спичечными ручками-ножками. Как, например, композиция с Сато-но Таданобу, пробивающим себе дорогу доской для игры в го, в Манга IV-4l или в книге «Тоба-э фудэбё̄си» 鳥羽絵筆拍子 («Ритмы кисти в стиле тоба-э», 1724) работы Хасэгава Мицунобу. Вообще, как считает Симидзу Исао, термином тоба-э в 18 в. обозначали комические книжки-картинки, которые в 19-м стали все чаще называть манга [3, c. 6]. Они вошли в моду в Осака с 1720 г.



Кроме того, к данной группе относится множество книг в жанрах кё̄га, гига и рякуга. Всех их объединяет юмористическое начало с более или менее выраженным сатирическим элементом. Предметом осмеяния бывали политические или общественные мишени, но еще в большей степени художники находили комическое в разного рода забавных ситуациях и злоключениях, приключавшихся с людьми, а также в высмеивании тех или иных сторон человеческой глупости или особенностей характера. Именно такое содержание пользовалось особенным успехом на рынке книжной продукции.


«Комические, или безумные картинки» кё̄га выпускал и сам Хокусай, и его ученики. Например, Бокусэн незадолго до выхода первого сборника Манга опубликовал «Кё̄гаэн» 狂画苑 («Сад комических картинок») в трех выпусках. Многие сюжеты и стилистика предвосхитили Хокусая (люди с непомерно длинными руками или ногами, игра в дзянкэн или герои древности в карикатурном виде).


Read more...Collapse )