?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry



иллюстрация Риёко Икэды к манге Окно Орфея

30 ноября 2018 года в Библиотеке иностранной литературы ВГБИЛ города Москвы состоялась уже вторая встреча с госпожой Риёко Икэдой на тему «Графические романы Икэды Риёко». Как и в прошлый раз в Санкт-Петербурге, всё было просто здорово! Эстафетную палочку ведущей Юлии Тарасюк успешно подхватила главный редактор сайта «Мангалекторий» Юлия Магера, а в качестве переводчика снова выступила Анастасия Пушкова из «Японского фонда», стараниями которого и был организован приезд мангаки в Россию. Риёко Икэда поприветствовала москвичей и гостей столицы вступительной речью, после чего с удовольствием и не спеша ответила на новую серию вопросов. На этот раз беседа была более конкретной и оказалась посвящена отдельным работам автора, таким как «Роза Версаля», «Окно Орфея», «Императрица Екатерина» и др. Именно ради этого и стоило прийти на мероприятие во второй раз.

Вслед за ответами на вопросы ведущей слово снова предоставили пришедшим на встречу слушателям, Икэда-сэнсэй любезно ответила на некоторые из их вопросов, после чего художницу проводили благодарными аплодисментами – всё, как и в прошлый раз. Впрочем, не обошлось и без приятных нововведений! Большой зал Библиотеки иностранной литературы ВГБИЛ, хоть и строже своим убранством Белого зала Библиотеки им. М.Ю. Лермонтова (но надо понимать, что назначение у залов чуть различное), зато оснащен полотном и проектором, чем обоснованно и воспользовались организаторы при проведении второй встречи, подготовив для присутствовавших презентацию с иллюстрациями. Туда вошли обложки основных серий манги Икэды-сэнсэй (в том числе и «Слава Наполеона – героика», 1986-1995) и исследовательских книг (энциклопедий, сборников иллюстраций и т.д.), а также фотографии аллеи близ японского театра Такарадзука с розами и скульптурами по мотивам произведений Икэды-сэнсэй. И вот теперь, когда общее представление о событии сформировано, я вновь остановлюсь на отдельных интересных моментах встречи с мангакой.

Икэда-сэнсэй приветствует русских слушателей © фото Японский фонд


Начну с короткого упоминания того, что уже было рассмотрено в прошлый раз. Вновь были упомянуты секретные типографии Санкт-Петербурга времён революции 1917 года и туристическое бюро «Интурист». Не забыла уважаемая гостья вновь рассказать и о суровых временах своего взросления и становления манги, о проблеме «отцов и детей» в её жизни, о бунтующих студентах 1960-х годов и о том, что, в отличие от режиссёров театра и кино, художнику достаточно пера и бумаги, дабы начать творить и удивлять. Но, разумеется, этими темами встреча не ограничилась – теперь всё оказалось сдобрено новыми подробностями о работе над историями и их содержанием.



Большой зал Библиотеки иностранной литературы ВГБИЛ © фото Японский фонд


Так, в прошлый раз Риёко Икэда отмечала, что для создания исторической манги ей требуется 2-3 года подготовительной работы, в том числе в местах исторических событий, для чего она и отправилась впервые в наши края. Но 30 ноября она уточнила, что большая часть исследований при подготовке манги о России всё-таки проводилась (и это логично) в Японии путём знакомства с научной литературой того времени на историческую и прочую тематику, а выезд за границу скорее позволял художнице ощутить изображаемые страны душой и телом и был необходим больше в эмоциональном смысле. Помимо этого при работе над историями Икэда-сэнсэй, по её словам, часто вдохновлялась картинами Ильи Репина.

Говоря о России и русском народе, художница также отметила, что японская интеллигенция 1970-1980-х сильно вдохновлялась русской интеллигенцией того же времени. Старое поколение японцев, со слов Риёко Икэды, вообще с теплотой относится к русской культуре и ценит, например, советские песни и русские романсы вроде «Катюши» или «Очей чёрных». И это действительно так: даже Такаси Когурэ из хэви-метал группы «Seikima-II» уже во времена своей сольной карьеры перепел, представьте себе, русский романс «Дорогой длинною» в англоязычной композиции «Those Were The Days»! Ну, и хорошо известный факт, упомянутый и самой Икэдой-сан: в Японии встречается немало тематических кафе, оформленных в русском народном стиле. Саму же Икэду-сэнсэй в русском народе поразил необычный, причудливый, чудной или, как она сама выразилась, «fushigi» (таинственный) русский характер, полный противоречий, даже если это только она так себе его представляет, точно так же как и мы необязательно верно можем понимать японскую душу с точки зрения коренных японцев.

Слайд с аллеей близ театра Такарадзука с розами и скульптурами по мотивам произведений Риёко Икэды © фото Японский фонд


Рассказала Икэда-сэнсэй и о том, как встала на путь мангаки и что было источником её вдохновения. Еще в детстве художница хотела связать свою будущую профессию с музыкой и училась игре на фортепиано, но очень скоро поняла, что для неё это будет слишком сложно. Тем не менее, свою любовь и интерес к музыке Икэда-сэнсэй сохранила на всю свою жизнь, впоследствии выучившись на певицу в сорокалетнем возрасте, выйдя замуж за оперного певца и написав историю, немаловажная часть которой разворачивалась внутри музыкальной школы («Окно Орфея», 1975-1981). Важно также упомянуть, что в юности Риёко Икэду сильно, до потери аппетита, впечатлила манга «Журавлиное озеро» («Цуру-но идзуми», 1956) за авторством легендарного Осаму Тэдзуки. Тогда сёдзё-мангу рисовали в основном мужчины, тот же самый Осаму Тэдзука или, например, небезызвестный Сётаро Исиномори (кто-то может знать его по «Киборгу 009»).

Читала Икэда-сан тогда и «Марию-Антуанетту» (1932) Стефана Цвейга. После прочтения этого исторического романа к ней и пришла идея создания своего собственного произведения о французской королеве под всем известным заголовком – «Роза Версаля». А вот «Портрет Марии-Антуанетты с розой» (1783) Элизабет Виже-Лебрён, вопреки предположениям ведущей, влияния на создание «Розы Версаля» не оказал, как не оказала его и манга «Принцесса-рыцарь» всё того же Осаму Тэдзуки, хотя Икэда-сэнсэй и была знакома с данным произведением. В основу же манги «Императрица Екатерина» 1983 года так и вовсе легла книга «Екатерина Великая» (1977) французского историка Анри Труайя: само издательство, занимавшееся данной монографией, обратилось к Икэде-сэнсэй с просьбой переложить её в виде манги.

На слайде 3-х томная манга «Императрица Екатерина» (1983), созданная по книге «Екатерина Великая» Анри Труайя © фото Японский фонд


Проливая свет на начало своей творческой карьеры в качестве автора графических романов, Икэда-сэнсэй иронично заметила, что, вероятно, являлась тогда одной из первых представительниц хикикомори (затворников), так как, желая обрести финансовую самостоятельность и свободу от родителей, она пыталась найти работу, где практически не требовалось бы контактировать с людьми. В итоге она решила, что выходом для неё как раз и станет рисование манги. До этого она пыталась отправлять черновики своих литературных произведений в разные издательства, но везде встречала отказ, а вот мангу её впоследствии приняли сразу – так Риёко Икэда и стала профессиональной мангакой, начав рисовать мангу в 18 лет. Поначалу жила бедно и работала одна, без ассистентов. Позже, когда «Роза Версаля» начала приносить ей неплохие деньги, ассистент всё-таки появился. В частности, он помогал рисовать ее следующую мангу «Окно Орфея», к примеру, сложные городские пейзажи – наброски к ним рисовала сама Икэда-сэнсэй, а детализацию оставляла уже своему ассистенту. Но даже так на прорисовку некоторых сложных разворотов могло уходить до 5-6 дней.

Остановилась Икэда-сэнсэй и на происхождении названия манги «Роза Версаля». С её слов, именно Мария-Антуанетта и есть та самая «роза», расцветшая в Версале. Изначально подразумевался только один цветок, но позже появились новые достойные персонажи: Оскар, Андре, Розали и др. Впоследствии, в 2012 году, известная французская компания «Meilland International» (Мейян) путём селекции вывела сорта тематических роз – красная «роза Версаля» названа по имени самого произведения, а другие пять названы в честь ключевых персонажей истории. Так, Марии-Антуанетте соответствует темно-розовая роза, Оскар – белая роза, Андре – светло-желтая, Розали – цвета сакуры, Ферзену – фиолетовая. В Японии реализацией этой «версальской серии» цветов занимается компания «Keisei».

Риёко Икэда © фото Японский фонд


Имеет смысл остановиться на самом популярном персонаже "Розы Версаля" – леди Оскар, а точнее на идеях, кроющихся за ним. Во времена Великой французской революции выступавший против официальной власти народ был подготовлен хуже обученных солдат королевской гвардии и терпел поражение. Икэде-сэнсэй непременно хотелось изобразить лидером революционно настроенных граждан солдата, переметнувшегося на сторону простого народа, но на тот момент ей было сложно понять, даже обратившись за ответами к литературе, о чём мог думать и что мог чувствовать мужчина, да ещё в такое сложное время. В итоге она решила, что будет проще сделать Оскар женщиной и это разрешит всю проблему (по сюжету манги Оскар, будучи шестой дочерью французского генерала, была воспитана как мальчик).

Оскар Франсуа де Жарже

На образ Оскар повлияли также фотографии дедушки Риёко Икэды, бывшего солдата японской армии. Его фотографиями в военной форме Икэда-сэнсэй руководствовалась при изображении Оскар в мужском облачении. Иронично, что дедушка Икэды-сэнсэй не отличался пышной шевелюрой, а скорее наоборот, поэтому Оскар была награждена пышными золотыми локонами. В отличие от других персонажей «Розы Версаля», чьи типажи можно встретить в произведениях разных авторов (например, типаж Розали), Оскар является личным изобретением Икэды-сэнсэй (в связи с образом Оскар художница также поделилась, что её привлекает феномен красоты человеческого лица, игра света и тени на нём).

К слову, идея «Окна Орфея» тоже принадлежит лично Икэде-сэнсэй – это её оригинальная работа, самая, как она признаётся, дорогая её сердцу. Была вдохновлена видом из поезда на немецкий город Регенсбург на закате и расположенной там музыкальной школой. Икэда-сэнсэй очень хотела изобразить жизнь в её стенах (тут следует вспомнить о привязанности Риёко Икэды к музыкальной сфере). Но именно третья часть 18-томной манги «Окно Орфея», посвящённая событиям революции в России, была для художницы самой сложной, любимой и важной. Эта манга вообще является одной из самых масштабных работ Икэды-сэнсэй, и именно поэтому её вряд ли возьмутся экранизировать, ведь даже с экранизацией более короткой «Розы Версаля» у аниматоров возникали сложности при переносе «деталей военной формы и шевелюры Оскар, развивающейся на ветру» – шутила Икэда-сэнсэй.




Слайд с произведениями по русской тематике, где слева видны обложки манги «Слава Наполеона - героика» © фото Японский фонд


Кстати говоря, Риёко Икэда практически не принимала участия в работе над аниме-адаптацией «Розы Версаля». Как она объясняет, автор манги зачастую совсем не участвует в производстве аниме, где всем руководит, прежде всего, режиссёр, у которого могут быть свои цели и видение истории. В результате этого оригинал и его аниме-версия могут сильно отличаться друг от друга: так было и с «Розой Версаля», и с «Уважаемым старшим братом». Но Икэда-сэнсэй также поясняет, что правильно считать аниме по мотивам её работ своего рода «постпродакшном» и воспринимать отдельно от манги, уважая, тем не менее, собственный замысел режиссёра.

Очень много слов было сказано об исторической манге приехавшей в Россию гостьи, в связи с чем Икэда-сэнсэй выразила надежду, что российские слушатели заинтересуются и её мангой о Японии, помимо исторической. Эх, знала бы она, как лично я хотел бы послушать её рассказ об «Уважаемом старшем брате»...

Работы Риёко Икэды на неисторическую тематику © фото Японский фонд


Показалось в хорошем смысле забавным ещё и то, что Икэда-сэнсэй не всегда помнит, спустя долгие годы, отдельных персонажей своих же историй (в этот раз забылся Алексей Михайлов, он же Клаус, из «Окна Орфея») или даже названия некоторых произведений (как «Клодин» в прошлый раз), а пришедшие на встречу поклонники помогают ей вспомнить детали её же работ.

О русской манге и её положении Икэда-сэнсэй узнала только в нынешний свой приезд в Россию (известно, что ей был подарен сборник «Романга-до: Путь русской манги»). Она надеется, что это явление продолжит развиваться и далее, считая, что Россия представляет собой широчайшую область для художественного исследования, осмысления и вдохновения, а русским авторам следует, прежде всего, искать свой уникальный, самобытный стиль рисунка, изучать и развивать его. Художник в представлении Икэды-сэнсэй – человек разносторонний и должен, по её мнению, отличаться усердием в работе. Художника формируют его жизнь и опыт: его родители, воспитание, книги, которые он читал, и музыка, которую он слушал. В итоге именно это каждый автор и стремится отразить в своём творчестве, и именно это оставляет свой неизгладимый след на финальной форме произведения. Очень часто Икэда-сэнсэй по одному лишь лицу художника способна оценить характер его творчества – это опыт, пришедший в результате наблюдения за младшими коллегами по «цеху». Подвела итог своим размышлениям о художнике Икэда-сан словами о том, что у художника не может быть единого универсального ключа для завоевания сердец своей аудитории: тут всё очень индивидуально, а ответ нужно искать в самом себе. При этом художник – система динамическая, его почерк может меняться на протяжении жизни и «это не поддаётся контролю».


Вот так всё и прошло в этот раз, уже в Москве. Слушать Риёко Икэду и её собеседниц было очень интересно, как и несколькими днями ранее в Санкт-Петербурге. Между тем, осталась ещё всего одна встреча, которую я постараюсь осветить в том же стиле. Но всё это переживания уже завтрашнего дня. Ну, а сегодня, 1 декабря, Икэда-сэнсэй посетит Большой театр, где уже совсем скоро будет наслаждаться русским балетом «Раймонда». Пожелаем ей отличных впечатлений!

© фото Японский фонд

Автор: Антон Глазков

Фото: Japan Foundation

<<Часть 1                                                                                                                        Часть 3 >>